Николай Эпштейн Публицистика < LIK - ЛИТЕРАТУРА - КУЛЬТУРА - LITERATUR - KULTUR - ЛИК

Николай Эпштейн Публицистика

Николай Эпштейн родился в Москве 21.11.1939 года. Научный работник, кандидат биологических наук. Имеет печатные труды, переводит научно-техническую, историческую и художественную литературу с немецкого и польского. В Германии – с 1996 года. Много лет руководил Культурно-интеграционным центром КИБУЦ в Потсдаме.

 

 

Костры нашей боли
(К 750-летию беелитцкого «чуда»)

Беелитц - маленький городок земли Бранденбург, расположенный примерно в 30 км южнее Потсдама. Далеко не на каждой карте Германии можно отыскать это название. Для "русских" эмигрантов он привлекателен дешевыми мясными продуктами на местной бойне, но меня привлекло в Беелитце совсем другое...
В туристском справочнике земли Бранденбург содержится небольшая заметка о старинном городке Беелитц, появившемся 10 веков назад на перекрестке старых торговых путей Берлин-Виттенберг, и расположенном вдоль берегов маленькой речушки Ниплитц. Около 5000 жителей. Типичный немецкий провинциальный городок, известный сегодня, пожалуй, более всего своими плантациями спаржи, в возделывании которой его жители добились значительных успехов. В кратком списке достопримечательностей Беелитца указываются старая почтовая станция, превращённая сегодня в городскую библиотеку, водонапорная башня и Мариинская церковь. Последняя и стала предметом моего интереса, так как с ней связаны события, нашедшие печальное отражение в трагических судьбах еврейского народа.

Впервые городская церковь Санкт-Мариен упоминается в 1217 году. О том, как она выглядела в момент постройки, никаких данных не сохранилось. Возможно, это была простая деревянная церковь на прочном каменном фундаменте, которая мало чем отличалась от других строений этого типа. Но уже 30 лет спустя в этой церкви произошло событие, сделавшее маленький Беелитц широко известным. В Мариинской церкви в 1247 году родилась легенда о “кровавых гостиях”, положившая начало новому этапу преследования евреев в Центральной Европе. Гостии, иначе просвирки или причастные хлебцы, приготовляемые из незаквашенного пшеничного теста, почитаются, согласно учению церкви, как тело Иисуса Христа. И вот, как сказано в дошедшем до нас описании, составленном служителем беелитцкой церковной общины в 1555 году, два еврея решили обесчестить освященные гостии. Они подговорили служанку украсть их и потом продать им. Получив гостии, евреи в непочтении к Христу стали прокалывать и крошить их. И тогда на гостиях выступила кровь. Евреи испугались и отдали гостии служанке, которая завернула их в передник и спрятала на чердаке. Ночью городские сторожа увидели на чердаке свет, пошли туда и по следам крови нашли гостии. Служанка во всем призналась, евреи были схвачены и сожжены. Чудесные гостии были помещены в специальный сосуд, который в том же году был освящён преподобным Рикберусом, епископом Бранденбурга. Епископ приложил к сосуду написанный на латинском языке указ, обещавший отпущение грехов  всем тем, кто посетит Мариинскую церковь и посмотрит на «кровящие гостии». И желающие увидеть «чудо» и получить прощение не заставили себя ждать. В церковные праздники, а кроме того раз в месяц, обычно в один из четвергов, в церкви выносился сосуд с гостиями для всеобщего обозрения. И в церковь устремлялись местные жители и приехавшие издалека паломники со своими дарами и жертвоприношениями.... 
Слух о беелитцком чуде распространился далеко за пределы этого маленького городка. Сейчас сложно сказать, была ли эта история чистой выдумкой или у “чуда" была какая-то реальная физическая основа. Дело в том, что некоторые виды микроорганизмов при определенных условиях могут образовывать различные красящие вещества. Так, в частности, бесцветные Вacillus prodigrosus, которые растут на хлебе, картофеле, пищевом желатине, агаре и т.п., в условиях достаточного поступления кислорода образуют красное красящее вещество. Голубые пятна на продуктах могут вызываться бактериями Bacillus pyocyaneus и т.д. Однако независимо от того, какова была реальная основа “чуда”, следует признать, что это была очень “удачная” находка. Во-первых, народу явилось живое чудо, что укрепляло его веру в правоту церковного учения. Во-вторых, это подтверждало старое обвинение евреев в распятии Христа и показывало, что, оскверняя гостии, в которых воплощено его тело, евреи спустя столетия еще продолжают мучить основателя христианства. К этому следует добавить еще и несомненный коммерческий успех “чуда”. Благодаря дарам и жертвоприношениям церковь и город процветали. Рядом с церковью была построена разукрашенная фресками большая капелла (1370 г.), которая позднее была соединена с церковью.
Естественно, что это “чудо” не могло не вызвать зависть и не найти подражателей. И они очень быстро нашлись, причем во многих странах Европы. Повсеместно стали находить доказательства, позволяющие обвинять евреев в том, что они из-за ненависти к христианству похищали или покупали у воров гостии, чтобы их осквернять или уничтожать. Начались преследования евреев в связи с этими обвинениями, и особо жестокими они были в ХIII веке во Франции и в Баварии. Из этих мест преследования распространились на Австрию, Богемию и Моравию. В 1399 году обвинение в осквернении гостий было выдвинуто против 13 евреев в Познани, бывшей тогда прусской провинцией. “Виновники” были сожжены. В 1404 году та же участь постигла евреев Зальцбурга. Спустя четыре года многие евреи города Сеговия (Испания) были подвергнуты пыткам, а затем убиты, в том числе лейбарцт умершего испанского коропя Дона Меира Альгвадеса. В 1420 году в связи с обвинениями в осквернении гостий все австрийские евреи в течение года содержались под арестом. Многие совершили в тюрьме самоубийство. Затем более ста евреев было сожжено в Вене, а эрцгерцог Альбрехт запретил евреям пребывание в Австрии. Много евреев было убито в Силезии, более сорока человек сожжены в Бреслау. Все остальные после того, как у них отняли детей, которых насильно крестили, должны были покинуть страну, при этом их имущество конфисковывалось. Начиная с 1478 года последовательно были выселены евреи из Пассау, Штернберга (Мекленбург), Зальцбурга, Нюрнберга и других городов. В 1510 году в осквернении гостий были обвинены евреи Бранденбурга: 38 из них были сожжены 19 июля в Берлине.
Преследования в связи с гостиями продолжались и в XVI - XVII веках. Так, посланный в Польшу для борьбы с Реформацией папский легат Липпомано обвинил в 1554 году группу евреев, что они, подговорив служанку, похитили в доминиканской церкви в Сохачеве гостии, которые стали прокалывать, пока из них не полилась кровь. Несколько человек были приговорены к смерти. Однако польский король Сигизмунд Август отказался утвердить приговор, заявив, что он не сумасшедший, чтобы верить подобным сказкам. Но епископ города Хелм подделал королевское письмо и приказал срочно привести в исполнение приговор в отношении трех евреев. Возмущенный откровенным убийством король постановил, что впредь все дела по обвинению евреев в ритуальных убийствах или осквернении гостий подлежат исключительно юрисдикции Сейма. В XVII веке обвинения евреев в осквернении гостий появляются лишь эпизодически (Лиссабонское дело 1672 года), и по мере распространения просвещения в Европе вера в “кровящие гостии” постепенно исчезает.
Что касается чудесных гостий Мариинской церкви города Беелитц, то их демонстрация была запрещена специальным указом Папы Римского, и сосуд с ними был сожжен. На этом закончилась одна из печальных глав в истории города. Правда, еще и сегодня над стрельчатыми переплётами окон в каменной кладке правой стороны церкви можно увидеть изображения голов двух сожжённых евреев, так называемые “юденкёпфе”. Однако современные исследователи считают, что это просто метки каменотесов, участвовавших в реконструкции церкви в более поздние времена.
...Я уезжал из Беелитца  уже почти вечером. Город мирно заканчивал свой трудовой день. Скудные лучи мартовского солнца красиво ложились на черепичные крыши старинных домов и возвышающуюся над ними белую башню Мариинской церкви. Воздух был наполнен ароматом приближающейся весны, и ничто не напоминало о трагических событиях, происходивших здесь в далёком прошлом.  Хочется надеяться,  что они остались там навсегда.
 
                                                                                                          Потсдам, 1997                                                                                                

УРОКИ ИСТОРИИ
 
Наверное, это странно звучит, но еврейский интернат в небольшом городке Беелитц, расположенном неподалеку от Потсдама, просуществовал до 1942 года. А дальше... Судьба его воспитанников, как и судьбы многих других евреев Германии, завершилась трагично. Но урок истории не забыт. Школе, разместившейся в здании бывшего еврейского  интерната, решено присвоить имя ее первого директора Салли Байна.
 
Впервые эту историю услышал я в январе в Потсдаме . Несколько учениц старших классов из г. Беелитц, выступавших в программе "В стреча с прошлым", рассказали о своей гимназии, бывшей ранее домом-интернатом для еврейских детей-инвалидов.
Было в этой, в целом типичной для данного периода истории, что-то, что выделяло ее из многих ей под бных. И мне захотелось познакомиться с Беелитцкой гимназией, ее прошлым и настоящим поближе.
1908 год. Союз еврейских общин Берлина и орден "Бнай Бритт" купили за 10.000 рейхсмарок небольшой, около 15 соток, участок земли на тихой окраине старинного городка Беелитц. На этом участке было п строено здание, предназначенное для проживания и воспитания умственно отсталых, но все же способных к обучению еврейских детей. Постройка здания обошлась еврейской общине в 150.000 рейхсмарок. В нем разместились спальни, комнаты для игр, туалетные комнаты, мастерские. Имелись также большая столовая и спортзал.
В доме могло одновременно проживать до 70 детей в возрасте от 7 до 20 лет.
Директором дома-интерната стал Салли Байн. Вместе с ним работали еще 3 учителя , воспитательница и учебный мастер . Их совместными усилиями Беелитцкий детский дом приобрел довольно широкую известность как учебное заве ение для детей-инвалидов не только в Германии, но и за ее пределами.
1933 год. К власти в Германии пришли национал-социалисты. Жизнь вокруг стала быстро менятьс я , но эти перемены долго не касались стоящего на городской окраине дома-интерната. Нацисты вначале не очень интересовались им. Лишь в 1935 году, когда новым бургомистром города стал ярый нацист Вернер Иордан, жизнь дома-интерната  резко осложнилась.
Новый бургомистр задался "высокой целью" - освободить город Беелитц от евреев. Вначале - под предлогом ветхости - была закрыта синагога, затем "по гигиеническим причинам" – старое еврейское кладбище. На очереди дом-интернат. Но в тот период нацисты еще старались соблюдать внешние приличия, а для закрытия детского дома требовались веские причины. Соответствующие "идеи" не заставили себя долго ждать . Предлагалось, в частности, использовать здание интерната для организации национал-социалистического детского сада, отдать его под сельский дом отдыха, школу руководительниц арбайтсдинста, профшколу для девушек - однако все эти предложения по разным причинам отпали.
1937 год. На основании закона о национализации собственности врагов народа и государства было арестовано имущество ложи Бнай Бритт. Ей принадлежало 50% участка , на котором находился дом -интернат. 19 октября 1937 г. бургомистр Иордан направил письмо директору детского дома Салли Байну с требованием сообщить "до 23 сего месяца, каким образом предполагается освободить принадлежащую государству часть земли".
Правление еврейской общины в Берлине, уполномоченное вести дело, ответило, что "освобождение части участка по техническим причинам, к сожалению, невозможно". Детский дом вновь устоял .
1938 год. Бургомистр и ландтаг продолжают предпринимать многочисленные попытки тем или иным путем решить проблему детского дома. Одним из вариантов стало решение выкупить стоимость детского дома у еврейской общины . Эти переговоры безуспешно продолжались до начала ноября 1938 г. Затем, после Хрустальной НОЧИ, они вообще прекратились .
1939 год. Местное отделение НСДПГ предложило перевести находящихся вдетском доме еврейских детей в психиатрическую лечебницу Герден, расположенную недалеко от Бранденбурга. Однако и этот вариант, в конце концов, не состоялся.
1940 год, ноябрь. Руководство консервной фабрики Дренкер и Риттер, выпускавшей продукцию для вермахта, потребовало отдать в ее распоряжение ряд помещений детского дома для использования в качестве складов. Директору Салли Байну ничего не оставалось делать, как освободить требуемые площади - уже шла 2-я мировая война. Директор, правда, истребовал плату за аренду помещений, однако руководство фабрики платить, естественно, отказалось.
1941 год,  октябрь . Консервной фабрике  нужны новые помещения. В то время на ней работало 40 польских работниц, которые жили на частных квартирах. Бургомистр потребовал для их размещения спортивный зал, необходимый, как было сказано, "для важных военных целей" . До конца 1941года директору пришлось освободить для этих же целей еще 4 помещения в подвале, ванную комнату, комнату для игр, 2 спальни и 2 ванные комнаты на 2-м этаже, а также 2 чердачных помещения. Больные дети оказались в очень стесненных условиях. Однако в доме поддерживался обычный порядок, продолжались учебные занятия.
1942 год, февраль. Часть помещений детского дома заняло местное отделение Гитлерюгенд. В связи с этим для обитателей дома были введены новые правила: в присутствии членов Гитлерюгенд детям не разрешалось выходить из дома, играть во дворе. Запрещались также любые контакты с членами этой организации. В том же году из-за опасности "шпионской деятельности" в доме-интернате отключили телефон. Так как ранее, еще в 1939 году, были конфискованы все радиоприемники, дом оказался полностью отрезанным от остального мира. События неотвратимо приближались к трагической развязке. В начале апреля 1942 года Потсдамское отделение гестапо эвакуировало 33 жителя дома -интерната. Так как эвакуация остальных 38 человек задерживалась, бургомистр Иордан направил 16 апреля 1942 г. письмо в гестапо Потсдама с просьбой ускорить эвакуацию, чтобы смыть, наконец, "позорное пятно" с его города Беелитц . В конце апреля к дому подъехал грузовик, на который были погружены все его оставшиеся обитатели. Директор Салли Байн и все учителя также сели в грузовик, чтобы сопровождать детей. Они понимали, что едут на верную смерть, но бросить детей они не могли. Проследить их дальнейший путь не удалось. По всей вероятности, грузовик доставил детей и учителей в Берлин, откуда они поездом были отправлены в Варшавское гетто. В течение года дом стоял пустой, и из него постепенно исчезало все мало мальски ценное. Затем в нем разместилась школа домашнего хозяйства для девушек, которая была закрыта в апреле 1945 года в связи с приближением военных действий. В этот период здание сильно пострадало. Дело в том, что вермахт использовал находящуюся рядом с домом-интернатом водонапорную башню в качестве наблюдательного пункта , и части Красной Армии вели по этому участку интенсивный огонь. К концу войны в здании не осталось ни одной целой дверной и оконной рамы. Оно стало совершенно непригодно для жилья и было брошено на произвол судьбы. После капитуляции фашистов жизнь снова стала постепенно входить в нормальное русло. Возникла необходимость где-то проводить школьные занятия. Так как здание Беелитцкой школы не могло быть использовано для этой цели - внем разместился военный госпиталь. Учителя погрузили пригодную еще к использованию школьную мебель на телегу и привезли ее в бывший еврейский дом-интернат. После самого необходимого ремонта здание было передано отделу школьного образования. Столь преуспевший в борьбе с домом-интернатом и в изгнании евреев из г. Беелитц его бургомистр Вернер Иордан незадолго до занятия города частями Красной Армии отравил своих детей, затем застрелил свою жену и застрелился сам.
В июле 1945 в доме опять начались школьные занятия. Однако в октябре того же года военный госпиталь был куда-то переведен , занятия переместились в старое здание школы, и дом-интернат опять опустел. Впоследствии у дома были разные хозяева. Долгое время он использовался как поставщик запасных частей для перестраиваемых административных зданий. Потом он был передан местному отделению СЕПГ, которое организовало в нем Центральную школу своей молодежной организации FDJ.
В 1956 году в здании разместилась сельскохозяйственная школа, а затем школа механизации сельского хозяйства, которая просуществовала до 1990 года.
В январе 1991 года в ходе разработки новой концепции школьного образования в Беелитце была организована гимназия, которой и отдали многострадальное здание. Правительство земли Бранденбург передало гимназии также прилегающий к дому земельный участок.
Кто-то сказал, что дома, как и люди, имеют свою судьбу. Судьбы многих людей в нашем столетии подверглись тяжелым испытаниям. Одни, как это, часто бывает, сдались под тяжестью обстоятельств, другие же сумели сохранить верность своим принципам и выстоять. Есть, несомненно, нечто символическое в том, что дом-интернат, начавший свою жизнь со служения высоким идеалам гуманизма и просвещения, продолжает, несмотря на все катаклизмы нашего века, служить им и сегодня. Он остался верен замыслам своих создателей, выстоял и победил.
И сегодняшние обитатели дома не забыли этот урок, преподнесенный им самой историей: гимназии решено присвоить имя директора еврейского интерната
Салли Байна.
  
                                                       Из газеты „Алеф-Бет“, Потсдам, июль 1997
                                                                                                    

DER KOMPONIST SERGEJ KOLMANOVSKIJ

    STELLT SEIN DEM GEDENKEN AN REICHSKRISTALLNACHT GEWIDMETES ORATORIUM „TRAUERGESÄNGE“ VOR. DIE TEXTE SIND VOM ÖSTERREICHISCHEN DICHTER PETER PAUL WIPLINGER.

    www.besucherzaehler-homepage.de