Исай Шпицер Поэзия < LIK - ЛИТЕРАТУРА - КУЛЬТУРА - LITERATUR - KULTUR - ЛИК

Исай Шпицер Поэзия

Исай Шпицер - член Союза профессиональных литераторов России и Содружества русскоязычных писателей Германии. Эмигрировал в Германию из Санкт-Петербурга. В России публиковался в журналах: «Аврора», «Юность», «Крокодил», в «Литературной газете» на 16-й полосе. Писал миниатюры для артистов Ленконцерта и Москонцерта. Автор трех поэтических сборников.
Иронические стихи читались на радио «Свобода».
Живя в Мюнхене, продолжает сотрудничать с «Литературной газетой» (Москва).  (Один из авторов Антологии клуба «ДС» этой газеты, 2012). Периодически публикуется в русскоязычных изданиях Германии, газетах «Русская Германия», «Контакт-шанс», «У нас в Баварии», «Еврейская газета». Один из авторов сборника «Русский Мюнхен». Произведения Исая Шпицера привлекают философской глубиной мысли, проникновенным лиризмом и тонкой иронией.

Сыну

Мой сын, меня прости,
Что этот мир с душком.
И на своём пути
Держи востро ушко.
А то, что ты еврей,
Считай, что повезло:
Тебе дано острей
Познать добро и зло.


Кони

Белые кони, черные кони,
Вы друг за другом в вечной погоне.
Только мелькают на пыльной дороге
Белые ноги, чёрные ноги.
Сверлят пространство быстрые змеи –
Белые шеи, чёрные шеи.
Рвет, как полотнище, ветер ретивый
Белые гривы, чёрные гривы,
И высекает из глаз ваших грозных
Белые звёзды, чёрные звёзды.
Белые кони, чёрные кони,
Кто в этой гонке кого перегонит?

***
Не для меня Благая Весть,
И в рай не мне врата открыты.
Прости, Господь, когда ты есть,
Что я в безверии воспитан.
Кому теперь бросать укор,
Что душу верой не засеять,
Что на распутье до сих пор:
Хочу и не могу поверить.

***
Пришла пора – не мы, а кто-то
За нас решил: «Пришла пора».
За тем, должно быть, поворотом
Кружат предзимние ветра.
Представить, что нас ждёт, не трудно,
Но всем прогнозам вопреки
Тепло сегодняшнего утра
Нам как лекарство от тоски.
И кажется, что рано кто-то
За нас решил – «пришла пора»,
И далеко до поворота
Нам, где предзимние ветра.

***
Как жаль, что всё кончается,
кончается, кончается…
Так можно и отчаяться,
отчаяться, отчаяться…
А я храню спокойствие,
спокойствие, спокойствие,
Что в общем-то мне свойственно,
мне свойственно, мне свойственно…

 

Старый сад

В то утро – c пронзительной ясностью,
Когда мысли с чувством в ладу,
С душой, напоённою радостью, –
Сидел я на камне в саду.
Сад в бывшем дворянском имении
Сберёг родовитость свою.
Окутанный дымкой цветения,
Он был не по возрасту юн.
Давно в нём истлели строения
Как призраки жизни былой.
Мне чудилось, будто цветению
Он сам удивлялся – живой!
И сквозь белоснежное марево,
Доверясь весне и судьбе,
Шершавые ветви протягивал
Он к небу. Как будто в мольбе.

 

Что наша жизнь?

Страницы жизни день за днём листаю,
Забыв, какую прочитал вчера.
Есть истина до мудрости простая:
«Что наша жизнь? Игра!»
Приняв её, жить начинаешь проще,
Перебирая чётки прошлых дней.
Вот щёлкнул соловей в ближайшей роще
И стало на душе светлей.
Вот комнату прорезал луч рассвета –
Дня нового желанное дитя.
Да мало ли всего, что неприметно
Приносит радость бытия.
И в том, что я сейчас с тобою,
Есть тоже элемент игры,
Разыгранной для нас судьбою
До отведённой нам поры.


***
У старой покосившейся ветлы,
Что днём в реке свои полощет ветви,
Уткнувши лица в жухлую полынь,
Уснули до рассвета ветры.
Недвижна потемневшая вода,
По берегам не слышен гомон птичий…
Я понял в этот миг, что никогда
В душе покоя не достичь мне.


Л. М. Рубинштейну

Не стоит искать утешенья слова,
Коль выпала эта планида.
Закроешь глаза - пред тобою Нева
В прокрустовом ложе гранита.
Она, как и юность твоя, далека,
Её не увидеть воочью.
Сквозь душу твою протекает река,
Объятая белою ночью.
И ты по граниту идешь вдоль реки,
Глотая балтийские ветры.
У каждого в памяти есть уголки,
Что святы и что заповедны.


Ирония в судьбе
Мужчина, женщина…

***
Мужчина, женщина – два антипода.
И тема эта, в общем-то, извечная.
Вот – женщина. Она ж – дитя природы.
А чьё дитя мужчина?
Женщины.

***
Стремимся к наслаждениям с рожденья
Порой без осознания того,
Как часто ожиданье наслажденья
Превыше наслажденья самого.

***
Чтоб избежать души крушенье,
Придумал кто-то очень мудро:
Ночь нам отвёл для прегрешенья,
А для раскаяния – утро.

 (Из сборника  лирических и иронических стихов и афоризмов «На трёх китах»)

DER KOMPONIST SERGEJ KOLMANOVSKIJ

    STELLT SEIN DEM GEDENKEN AN REICHSKRISTALLNACHT GEWIDMETES ORATORIUM „TRAUERGESÄNGE“ VOR. DIE TEXTE SIND VOM ÖSTERREICHISCHEN DICHTER PETER PAUL WIPLINGER.

    www.besucherzaehler-homepage.de